1. Имя, фамилия, прозвище:
Тиарэль (Лучезарный) - так его когда-то назвали.
Фарэллан (Изувеченный Солнцем) - так он назвал себя.
2. Раса:
рожден тёмным эльфом;
перерожден в вампира-лорда.
3. Пол:
мужской.
4. Возраст (реальный и видимый):
5467 лет и по его виду заметно, что он не молод;
рожден в последний день последней недели второго месяца 1076 года "Эпохи владык".
5. Статус в обществе:
Роль: бессменный регент Замка Ночи, принц Отверженных, союзник Шарисии
Статус в обществе: его властьимущую фигуру одинаково сильно боятся и почитают в Замке Ночи, да и во всём сообществе вампиров. Любая нежить ощущает мощную ауру смерти от древнего вампира-лорда, весьма знаменитого в кругах некромантов и тёмных магов. Он известен среди самых родовитых семейств тёмных эльфов, в геральдических книгах коих до сих пор значится его старое имя, а в узких кругах Алой Империи шепчутся о неизвестном участнике "Великой Игры". В Империи Сувурри его замечали подле воскресшей богини и среди таинственных фигур - некромантов, что считают его своим предводителем.

6. Внешность:

Он никогда не был красив. Ни до смерти, ни после. Альбинос среди тёмных эльфов, бракованный выродок, чьи серебряные волосы да кровавые очи пугали одних и изумляли других. Сызмальства в этих глазах была начертана невероятная глубина мысли. После становления вампиром, после тысяч лет с момента рождения, радужка изменила свой цвет с рубинового на крайне сложной оттенок суровой мудрости, который не позволительно называть просто "серый". Цвет насыщенный, цвет холодной зимы, льда, драгоценного жемчуга, подчеркивающего мертвецкий тон кожи, некогда кисейной и матовой, а сейчас трескающейся и шелушащейся подобно сброшенной змеиной. В противовес глазам, не слишком тонкие и не слишком толстые уста вампира имеют цвет черного жемчуга; за ними скрываются ряды ровных, белых зубов и зловещие клыки. Уши эльфийские, заостренные, заметно длиннее тех, кои у нынешних поколений Эларии. Черты истощенного лица такие же правильные, как и телосложение, но не без запоминающихся нюансов. Ритуальные татуировки-шрамы, идущие вниз от верхних скул и маленькими черточками чуть выше белых бровей; большое клеймо на лбу, вызывающее благоговейный страх у любого достаточно старого вампира, ибо сие есть корона принца отверженных - сакральный символ прямой принадлежности к первородному королю вампиров.
Фарэллан унаследовал высокий рост своего отца и изящную мимику матери. Несмотря на то, что на его лике запечатлелось выражение меланхоличное, говорящие одним видом своим "я прекрасно знаю всё, что вы хотите и что вы можете сказать", оно умеет захватывать внимание, хотя царапающий слух голос заставляет ёжится. Движения размеренные, спокойные, но гибкие; походка ровная, осанка статная - в нём всё выдает аристократа, когда он не имеет цели сие скрыть. Руки мощные, пугающие, а плечи широкие. Каждая деталь в его образе довольно отталкивающая, но сам образ в целом порождает какое-то противоестественное очарование, хотя даже свет вокруг него кажется поблекшим. Нет, он не становится неярким или тусклым - он просто исчезает в окружающем его пространстве. Будто не желает иметь ничего общего с этим древним созданием ночи, в котором всё говорит о родстве со Смертью.

7. Биография:

"Печальный плод гордости и невежества.
В этом мире нет Богов. И никогда не было.
Лишь Претенденты на эту роль имели место быть.
Только одно существо, которое выдохнет последним -
Сумеет обрести божественность... и создать новый мир...
Взамен уродливому и слишком старому. Хотим ли мы этого?"

Таковы слова были его, первого и самого древнего из сэльваникари, собравшихся на тайное вече. Сие лишь часть первого тезиса манифеста - часть очень важная для нашего господина, но совсем не интересующая его союзников. Однако же, девять остальных тезисов захватили их фантазии, изменили мечты. Теперь они хотят изменить принцип смерти, навеки затмить жестокое солнце, построить государство, завоевать мир. Вблизи его фигуры даже отверженные верят, что способны на это. Не мне, простому хронисту, быть им судьей. Я лишь хочу познакомить своего читателя с одной необычной фигурой, на которые так плодороден наш необычный мир. Фигурой многогранной, противоречивой, но, определенно, интересной. И для этого мне придется вернуться далеко назад, в анналы истории.

Потом говорили, что он оказался между двумя бесконечностями, следуя пути тиль'энхарал, на котором была только смерть. К несчастью, смерть для Тиарэля - тогда его звали ещё так - была слишком уж близка. Ближе, чем к кому бы то ни было из живущих в те времена. Каково быть другим в нашем уродливом мире? Изгоем для сверстников и случайных прохожих? Это значит быть отвергнутым. Многими, но не всеми. Родители, близкие родственники - не передать словами, как сильно Тиарэль, мучившийся от одиночества, любил их и ценил. Кто знает, как сложилась бы его жизнь, родись он в иную фазу истории. Когда коварное солнце не зашло над грешным народом, осмелившимся свергнуть сестер-создательниц. Золотая эпоха эльфов кончилась в момент, когда эльф только-только вступил в пору юности. Война захлестнула мир. Конечно же, отец Тиарэля участвовал в каждой битве. Он был многоопытным генералом, пережившим прошлую эпоху, чтобы умереть в этой. Такая ирония, существа, пережившие самих богов, погибали без особой на то причины. Во всяком случае, молодой Тиарэль не мог её найти, когда стоял подле гроба деда, дяди, отца, матери, старшего брата. Тогда он понял, что является личностью предопределенной - Смерть вытеснила всех его старших родственников, чтобы он почитал только её одну. Пытался её понять всеми фибрами своей души и изгибами рёбер, а не бросался каждый раз в новую битву, желая отомстить. Кому нужна эта месть, если она ничего не дает? Только риск умереть самому. Нет, он личность предопределенная, которой суждено найти ответ. Ради этого-то ответа уже будучи не юношей, а усталым мужчиной Тиарэль отправился на самый высокий пик гор Эруны. Он, выходец из малого дома тёмных эльфов, избравший своим гербом трёхглавого и четырехкрылого орловорона с кровавыми глазами, стоял между землей и небом, ожидая приглашения от тех, кто стоял в стороне от всех войн, после смерти той, которую были обязаны защищать.

Его приход был предсказан, а потому вызвал немалую бурю в придворном мирке вампиров. Они бы разорвали его в клочья, если б не патронаж того, кто имел сокровище, предназначенное Тиарэлю. Надеюсь, всяк читающий сумеет меня, старого писаку, простить за столь художественные изъяснения - призрачная рука Провидения, самой Судьбы - всё это, как мне кажется, присуще герою этого бездарного опуса. Ещё раз прошу прощения, боле я не позволю себе напрашиваться на комплименты.
И так, Тиарэль попал в поле зрения создания, некогда сумевшего испить крови самой Тёмной Богини - куда там! - это же создание лицезрело её гибель, а затем искало спасения в морозных горах. Заскорузлое существо, претендующее на мудрость, окружило себя не малым числом детей ночи. Множество кланов были рады оказаться под защитой древних стен этого замка, в кулуарах которого велась игра за власть. Игра изрядно веселившая Тиарэля, чувствовавшего себя в своей стихии. Он всегда умел наблюдать и слушать, делать выводы и планировать. Здесь он научился добиваться поставленных целей. Придворный аристократ, великолепный стратег и неизвестная переменная для тех, кто бился за расположение Его Величества. Много времени потребовалось, чтобы войти в круг приближенных к хозяину Замка Ночи. Ещё больше, чтобы окончательно свергнуть его в пучину безумия. Он так жаждал одержать победу над артефактом, которого не умел понять, что сам не заметил, как проиграл. Проиграл в тот момент, когда даровал свою бесценную кровь Тиарэлю. Дважды рожденному и дважды нареченному. Прошедшему через Ад при жизни, чтобы, в конце концов, исполнить первую часть великого замысла. Он совершил виртуозный переворот в стенах Замка Ночи, не убив, а заперев короля, сознание которого было воспаленным до такой степени, что застилало не только зрение, но и глас рассудка. Фарэллан принял эту тяжелую ношу на себя, безжалостно ограбив некогда великого представителя расы истинных эльфов и одного из самых первых вампиров. Кого-нибудь другого удивило сколь легкой эта ноша оказалась на его плечах, опалила бы ореолом избранности, но Изувеченный Кровью был иным во всех отношениях, не только внешних. Выродок мыслил совсем иначе, всегда понимал то, что многие и сейчас не в состоянии понять. Об это я расскажу, когда дело коснется характера сей личности, покамест скажу, что он не стал сражаться с чёрным осколком Кровавой Богини. Не стал инкрустировать в короны, посохи, рукояти... Он просто принял свою судьбу.

Это был извращенный симбиоз. Противоестественный, как и всё в этом ужасном замке. У него была свобода, но и было предназначение, которое Фарэллан принял всем сердцем - буквально выражаясь. Тысячи лет он подогревал умы тех, кто искал способы возрождения Богини, стравливал детей, что охотились за физическими воплощениями идей и гипертрофированными частицами атомов высших существ, для коих весь этот мир некогда был простой ареной. Вампир-лорд изучал прошлое, упражнял ум науками да магическими изысканиями, в общем, всячески самосовершенствовался, попутно оплетая континент своими глазами. Он готовился неторопливо. К чему спешка, когда в твоем распоряжении целая вечность? Осколок, заменивший сердце в сложном организме вампира, мог прождать, хоть ещё семьдесят тысяч лет. Кто знает, как бы выглядел наш изменчивый мир в таком отдаленном будущем, если уже сейчас магия выходила из моды, уступая место естественным наукам и пороху. Благо, ждать так долго не пришлось.

Время пришло. Ему предоставился шанс вернуть в мир то, что было некогда утрачено. Вернуть великую Шарисию, давным давно возвышавшуюся над самой Смертью. Нет, она была для тех времен синонимом Смерти, её матерью. А для этих она стала лишь фантомом. Но исправить это предоставилась возможность в тот самый момент, когда роковые слова клятвы многоликой, заставили Фарэллана почувствовать незримые узы природы. Он не мог их проигнорировать, даже если бы захотел. Всё его естество наполняла музыка осколка, под которую вампир был обязан танцевать. И умеючи подстраиваться под неожиданные импровизации, ведь отнюдь не всегда всё идет по плану.

Как бы там ни было, Фарэллан примкнул к лжебогини, молодая натура которой была лишь пылью в глаза. Многоликая была не по годам умна и расчетлива. Он платил ей тайнами и требованиями за крупицы веры и слепоты, играя незавидную для своих лет роль союзника, советника, даже слуги. Роль очень полезную и практически незаменимую, если посмотреть на тех, кто стоял подле неё. Не такие слуги должны быть у воскресшего Божества. У них не было права на ошибки да игры. Впрочем, он играл свою роль слишком хорошо, чтобы обращать внимания сего проклятого трио на свою персону. Предпочитая оставлять их с их страстями на бесконечном пространстве между ложью и правдой. Все они были его идеей и Её замыслом; все они предавали облик Судьбе. И всё же, Фарэллан не спешил, ведь потенциал избранной был слишком огромен. Она уже сейчас претендовала на роль той, сосудом для которой обязана стать. Разве мог он, несущий в своих венах Её кровь, а в сердце-осколке Её идею, позволить какой-то многоликой стать новым игроком за космической доской? Стать той, кто однажды выдохнет последней? Нет, некромант был обязан обезопасить мир от такой участи, если вдруг всё выйдет из под контроля. Так стоит ли удивляться настолько амбициозной концовке первого тезиса?

"Мы отверженные.
Мы сэльваникари, дети смерти.
Мы сделаем наш мир бессмертным."

8. Характер:

Мрачный фаталист - этими двумя словами можно прекрасно охарактеризовать личность вампира. Но ведь этого будет для Вас мало, посему, пусть мой господин и скрытен, я постараюсь рассказать Вам всё, что мне удалось узнать о нём. Да-да, всё будет открыто! Возможно, тогда у аппетита внимательного читателя не будет возможности для лжи доверчивой фантазии. Но будьте уверены, следующие строки станут ядом для того, что вы успели себе придумать. Читайте дальше, если хотите его выпить.
Неимоверно долго жил Фарэллан. Его, всё выдерживающие, спокойствие и колоссальный опыт есть заслуга прожитых лет. К тому же, он всегда притязал на необычайную тонкость ума. Всегда понимал суть событий столь тонко, что никто из окружающих не мог отнести это к заслугам разума, а не какой-нибудь интуиции, пятого чувства. Тем более, что сам Изувеченный никогда не стремился кому-то объяснять свой ход мыслей. Его логика была через чур иной, слишком личной. Бесспорно, он на всё смотрит свысока. Но возможность ястребом разбить любой аргумент с метафизических высот, не превращает его в пренебрежительного к чужим суждениям гения. Я бы не писал о нём, ежель он был столь предсказуемым. Хладнокровным чудовищем или ярым фанатиком. О, нет, читатель мой! Всё гораздо сложнее.
Дело в том, что Фарэллан безмерно ценит способность испытывать высокие страсти. Он говорит, что всякий лишает себя величия, полагаясь только на опыт ума и не слушая зова своей души. Тех призраков, которые вносят в нашу жизнь треволнения. Можно ли быть храбрым и не испытывать страх? Можно ли понять суть зла и добра, не имея в себя и того, и другого? Можно ли что-то ненавидеть, если ты не знаешь, что такое любить? Всё это смешно смотрится, однако, такова железная правда - вампир-лорд сознательно не вытравил из себя всё, что ранее его живым. Он избирательно отверг дары смерти. Хотя и не все. Да, мужчина избавился от сострадания - добродетели для дураков.
Между прочим, все мужчины верны амбициозны, все они властолюбцы. Но только Фарэллан. Конечно же, принц Отверженных подвержен себялюбию, однако, единственная его цель не уходят корнями к ней. Он ненавидит этот мир, но готов верить судьбу нового только в руки той, кто показала всем главный недостаток Сайрона. Смерть.
Правда, на этом объекты ненависти заканчиваются. Ни к кому и никогда Фарэллан не испытывал такого чувства. А вот любовь испытывает и по сей день. К своим младшим сестрам-близняшкам. Другое дело, что его мечта - дожить до последних мгновений мира - столь сильна, что он точно знает, что продолжит свой путь, даже если сестры погибнут. Ни одна из его слабостей не способна выбить почву из-под ног.
В остальном же, Фарэллан умеет вести беседы, умеет скрывать свои недостатки, не кичиться достоинствами и умело перенаряжает пороки. Их не мало, но могу вас заверить уже сейчас - никогда Изувеченный не падет жертвой самообольщения. Ко всему прочему, вампир-лорд прекрасно знает насколько бесценный ресурс доверие, отчего и не раздает его направо и налево. Да и зачастую придерживается старой привычки мешать ложь да правду. Слишком сильно ценит тайны, дабы их так просто раздавать. Кстати, любопытство ему так же свойственно, но проявляется оно далеко не к тем предметам, коие привлекают других. Чудаком был, чудаком и остался.

9. Инвентарь:
- Мифриловые доспех;
- Одежда и плащ с островерхим капюшоном;
- Пояс с отделениями для склянок с кровью;
- Магический посох, имеющий возможность меняться в размерах;
- Кошель с деньгами, которые нужны всегда и везде;
- Кольцо-печать, ещё несколько перстней и драгоценностей;
- Обладает возможностью пользоваться имуществом Замка Ночи;

осколок

https://i.imgur.com/Y7e4Tyw.jpg

Название: Реальность лучшая плоть
Внешний вид: чёрный кристал-сердце
Действие, побочные эффекты:
Отражение одной из многих мыслей Шарисии, который позволяет владельцу искажать пространство и даже время. Тот, кто сумеет управлять артефактом, сможет открывать порталы, телепортировать или же телепортироваться в любое место, которое предварительно мысленно представит - в том числе и в неизменное прошлое, в коим окажется в виде бестелесного фантома-наблюдателя. Действие рискованное, ведь если представить что-то слишком неверно, то высок риск оказаться в неизвестности, тем более, когда дело касается путешествий во времени. Хотя есть возможность прийти в нужное место и мысленно представить дату и время, в которое желаешь попасть. Для всех этих манипуляций во-первых - необходим высокий уровень симбиоза с артефактом, который практически невозможно достичь живому существу; во-вторых - готовность выполнять волю оного; в третьих - концентрация. Чем более высокое расстояние преодолевается во время перемещения с помощью осколка, чем дольше держится портал или чем дальше уносишься во времени - тем больше устает физическая оболочка владельца. При частом использовании (больше дюжины раз на дню) есть риск впасть в кому. Всё зависит от выносливости владельца. В случае удачного симбиоза, изъятие осколка может иметь катастрофические последствия для владельца - смерть, помешательство.
Владелец: Фарэллан

10. Способности и навыки:
Из-за ненависти к миру и древности практически не способен заинтересоваться теми науками или аспектами жизни, которые не сочтет полезными для себя. Тем не менее, кругозор широкий, входит в него и знание разнообразных традиций рас, а так же их однообразных культур и историй. Хорошо знаком с географией, довелось обойти свет и побывать в самых необычных местах. Сам по себе является существом хорошо войну понимающим, много опытный военачальник, который, скорее, внушает страх противнику, чем воодушевляет подчиненных. На поприще придворного интригана тоже снискал успех, имея в арсенале различные орудия мысли и истинно дипломатическую неуязвимость ответов. Прекрасно танцует, умеет ездить верхом без седла, а так же обладает рядом специфических возможностей:
- некромантией ранга архимаг;
- рукопашным боем уровня мастер;
- способностями вампира-лорда.
11. Питомец (если есть):
-
12. Связь с вами:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

13. Цель персонажа в игре:
Вернуть в мир истинную Шарисию, призвать в свои ряды, как можно больше, некромантов, тёмных магов, разумной нежити, укреплять авторитет лжебогини и помочь ей достичь могущества, по возможности изучить её кровь, а так же двигаться в сторону амбициозных целей "Союза Смерти".
14. Предпочтения игрока:
Чем активнее игра, тем лучше. Литературная и художественная часть важнее игромеха. Третье лицо предпочтительнее всех прочих. Птица-тройка привычна, но необязательна.
15. Ваши пожелания по судьбе персонажа в случае Вашего ухода (возможность передачи другому игроку):
Лучше всего ждать возвращения, а до тех пор можно спокойно мастерить ГМу, Шарисии можно НПСить, ну и ей решать передавать анкету кому или нет - акция всё же.

Отредактировано Фарэллан (09.02.2019 12:32)